Tags: Атран

Bykovo

93912. 10



Кренимся на правую сторону,
И молча уходим в небо...
Над утренними просторами
Становится болью нЕбыль.
О близких и верных думая,
Винтами мы рубим прошлое.
Эх, где же ты, семиструнная!
С тобою бы в царство Божие...
Земля вся в рассветном золоте,
И мы к ней все ближе стелемся.
Застыл за штурвалом Золотов.
Нас семеро... Всем не верится.
Удар, и тоннель светящийся
Я чувствую ветер кожею.
Внизу кипит ад дымящийся,
А нам улетать... ПОЛОЖЕНО.
Прощайте, ребята! Помните...
Пусть летный народ соберется.
За рюмками в штурманской комнате.
912й не вернется.
30.07.2007

Спасибо вам, ребята, что были. Спасибо Сергею Чернышеву, Игорю Золотову и всем остальным.
Спасибо Юлии Чернышевой, что так увековечила мои стихи в память о вас.
http://airdisaster.ru/database.php?id=228
382

Обещанные фото)



Перед тем, как собраться в очередной утренний рейс в Домодедово, пересмотрел фото моего первого покойного инструктора. Историю о нем. Как держал в воздухе неуправляемый Ан-12. Зарядился серёгиной несгибаемой волей к жизни еще раз. Потому не могу я струсить или отвернуть. Нет у меня права войти в кабину в помятом костюме или не зная контрольной карты. Он смотрит на меня с неба строго и ласково, как на внука своего, тоже Мишку. Смотрят с ним оба мои деда, летчики-герои. Смотрит папа. Потому с утра все будет четко и слаженно, даже если кому-то это очень не нравится, даже если зависть и злоба съедают их сердца, когда к одному из двух заветных аэропортов несет меня по трассе сквозь стеклянное раннее утро верная корейская машина.

Collapse )
Savelki

Сегодня о другом не могу



Иногда мои слова остаются в истории навсегда, будучи написаны золотыми буквами. Так было несколько раз, и каждый раз я не испытываю радости от этого... лишь облегчение и просветление, что хоть что-то я смог делать для живых. И к чертям собачьим всю технику, неглагольные рифмы и прочие изыски.

Кренимся на правую сторону,
И молча уходим в небо.
Над утренними просторами
Становится болью нЕбыль.

О близких и верных думая,
Винтами мы рубим прошлое.
Эх, где же ты, семиструнная!
С тобою бы в царство Божие.

Земля вся в рассветном золоте,
И мы к ней все ближе стелемся.
Застыл за штурвалом Золотов.
Нас семеро. Всем не верится...

Удар, и тоннель светящийся
Я чувствую ветер кожею.
Внизу кипит ад дымящийся,
А нам улетать... ПОЛОЖЕНО.

Прощайте, ребята! Помните.
Пусть летный народ соберется
За рюмками в штурманской комнате.
912й не вернется.

Домодедово, 30 июля 2007





Спасибо, Серёга. Ты многому меня научил за эти 7 лет, оттуда, сверху.