Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

mstu

Самый лучший коллектив!



Коллеги и друзья!
В сентябре мы успешно провели курсы по лучшему в мире продукту для многодисциплинарного инженерного анализа #ANSYS в центре компьютерного обучения "Специалист" при МГТУ имени Баумана. Моя коллега и помощница Анастасия получила официальный сертификат о прохождении курсов, который можно будет обменять на удостоверение о повышении квалификации к ее будущему диплому. Остальные семь слушателей из Ростех и Росатом уже получили такие удостоверения и глубокие знания по интерфейсу системы, физике прочности, механике деформируемого твёрдого тела и теплофизике. Каждый месяц я жду вас на базовый и продвинутые курсы в бывшем здании КБ имени академика А.Н.Туполева, ныне бизнес-центре Jauza Tower, как и мечтал последние 10 лет.

А вы хотите получить такие знания и повысить свой доход в разы, как это сделали мы? Тогда вам сюда.

https://www.specialist.ru/trainer/%d0%b1%d1%83%d0%b1%d0%bd
упм

Заточение - 3, или тайная шкатулка императора Пу

Поддержите меня на конкурсе!
https://sevabashirov.livejournal.com/381369.html#t7967161

В далёком северном Китае,
Где правит император Пу
Шкатулка есть, но не простая:
Ей могут усмирять толпу.

Что там ядрёная ракетка,
Налоги и дубинок строй:
В шкатулке с вирусом пипетка,
Его на рынке и в метро

При треволненьях распыляют,
Едва заслышат шум и брань,
Вот мера, действенно-простая:
Ведь власть давно не ждёт добра.

Сидят китайцы в карантине,
Глядят в двухрамное окно:
Там может скапливаться иней,
Лить дождь - китайцам всё равно.

Под маскою - платок пуховый,
Идут за Пу голосовать,
Лишь не закрыли б продуктовый,
И дали риса пожевать.
упм

Plague Inc



Мир пошёл на работу в восемь. Корону надел президент.
Март щепоткою снега бросил, горстью земли в борозде.
Пасха будет? Не будет пасхи. Печи жарче раздуй...
Эти СМИ всё сгущают краски, лгут тебе на беду.

Мир остался сегодня дома. Царь объявил выходной.
Наш продпаёк отныне рандомен, но это еще не дно.
Можно гулять, бульвары и парки ещё не знают сапог.
Кровью архангел еще не харкал и не закашлялся бог.

Но катапульты за стены забросят останки ушедших дней.
Жизнь измеряется каплями капсул и пузырями на дне.
Мир неожиданно схлопнулся до осатанело зелёных глаз
Ты, и вокруг лишь пропасти. Всё замкнулось на нас.
Cheshire

COVID-20



Боже, это конец! Но - конец чему?
Человечество очень старалось идти ко дну,
И за паникой в СМИ теперь прячет ум,
Одевая в защитный костюм весну.

Я напротив, разденусь: так проще согреть,
Мне причины озноба твои близки.
Здесь как в детстве: под пледом отступит смерть,
Не укусит за пятки и за мыски.

Беспокойный твой сон для двоих теплей,
Даже если в окне - генерал Мороз.
Станет легче дышать ...голубой Земле,
Если сбудется самый плохой прогноз.

Убеждает ВОЗ: будет много слёз.
А тебе - пахлава и горячий чай.
Я и сам бы от вируса точно слёг,
Если б вовсе не знал, как с тобой кричать

И подолгу молчать под синкопы птиц.
Я короной волос твоих заражён.
Мне не нужно ни масок, ни даже лиц:
Где-то в лёгких твой запах немного жжёт.
magistr

Об устройстве небесного свода



Я хотел бы поговорить с прохожими об устройстве нашей вселенной: где у неё материнка, блок питания, шина данных, клава и проц.
Люди заняты на работе, ипотекой и адюльтером, люди друг другу гиены: их в гигиене огненной отмывает кислотным дождиком какой-то рогатый поц. Выбор в сущности невелик: экзистенции сдавшись, падать, да так, чтобы оземь с размаху, да с надцатого этажа,
Или, связав себя отпрыском, клеммы замкнув на память, за духовные скрепы топить, локтями работать в толпе, на больное жать.
Человек, зачехли свое жало! Ты не оса, не штопор и шило, на мыло твой ум незапятнанный и проржавевший рано идти менять:
Я хочу говорить с тобою о небесной механике байтов (хоть мне и так паршиво).

Попробуй представить данные - это раз,
то, чего ты желаешь - это дуаль и троица.
И чем тебе стать в конце - это четыре и пять.
VVO

Дальневосточный романс



Дорогая, ведь нам с тобой не пристало быть травоядными:
Только в дикой охоте суть, наша соль и святая сталь.
Выливаясь дождём на поле, мы отвесно из облака падали
И дышали в рукав холодный, на ветру замахнув полста.

Неспроста подхватила вьюга этот запах далёкой дичи:
Мы тайгою дальневосточной будем красться с тобою к ней.
Точно так же в белёсый чайник нам судьба положила "Ричард".
Точно так же, как все три года, огонёк твой горит в окне.

Будет сердце акселерометром перегрузки артерий мерить
Это бег ради вкуса крови, ради долларов и побед.
Только помни, что нужно верить - при отсчете "семь, восемь, девять"
Если смерть прогорланит "аут", убежим от неё на свет.
382

В потоке



Мой год, словно поезд, вкатился в двадцатый; район или, может быть, век.
Закрашено небо багряным и сизым, дрожит в турбулентности свет.
Сейчас бы подальше умчаться отсюда, звездой бы очнуться в траве.

Но ветер и струйных течений болтанка пегаса бросают в галоп:
Плавник законцовки и лампочка сзади не смогут связать моих стоп,
И в ритме едином дрожащей вселенной горит заражённый мой лоб:

Сказать, написать, срифмовать, засонетить,
Забанив кошмаров аккаунт!
Горит фитилек, набегает поток и зудит под крылом верный "пратт".
Двадцатым воспет будет тот, кто распят
На белом кресте центроплана.
magistr

(no subject)



В человеческих жизнях гражданства и штамп ни при чём,
Если падает с неба горящий светила огарок,
Если мир для кого-то погас, хотя прежде был ярок,
Потому что ещё в момент взлёта он был обречён.

И неважно теперь, как проверил гондолу механик,
Чей шпионивший дрон траекторию вдруг пересёк:
Так пророк Магомет между чёрных фамилий и строк
К нам спускается без надоевших священных писаний.

Он желает напомнить: война - лишь страданья и боль.
Никакие победы не стоят горящей кометы,
Что с небес сорвалась и вот-вот станет факелом где-то:
Здесь бессмысленны веры и нации, больше чем ноль

Только зов сострадания, слёзы прощенья и свет,
Заливающий поле и пашню, как пена-обломки.
Если вы и услышите в жизни хоть что-то о боге,
Это будет лишь звон голосов из оранжевых сфер.

magistr

С высоты



С высоты пентхауса, с двадцать пятого этажа
Мир внизу представляется крошечным и простым.
Комендант сварит зелье из ртути и жаб:
Так взорвётся мир, испарится крестом и рассеется дым.
И исчезнут Россия, ворье и большой олимпийский распил:
Это фалкон-орёл нам покажет зенит.
Я слепой старый Пью, буду пить, как и раньше я пил.
Ветер льдисто-соленый пиратов бодрит.
Выдыхай: это бедность, болезни и зло.
Их мороженый бриз за Ахун унесёт.
Скоро явится лодка и будет весло:
Элероны ладоней укажут на запад, закрылки - на взлёт.
Leila

Словно двадцать лет назад



Та, что красива, словно двадцать лет назад:
На белой полочке две карточки стоят,
А между ними перламутровый сосуд:
Его на родину на крыльях понесут.

Я просто брежу, и простецки опишу
Всё то, чем душу разрушаю и крошу:
Растоплен пламенем декабрь до октября
Сегодня мёртвые дождями говорят.

Две светлых памяти, две Юлии седых.
Не получается мой тост, нескладен стих.
И руки мамы как накидка на плечах:
Мне только семь. Не тридцать семь. Горит свеча,

И шепчут с ёлкой и туманом фонари:
Одна из вас в них по-французски говорит...
Та, что красива словно двадцать лет назад.
Солгали губы. Тлела истина в глазах.