Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

382

Callen v4.3: записки голодного до вдохновений



На фото: первый российский предсерийный электромобиль Кама-1, изготовленный по революционной технологии цифровых двойников коллективом группы компаний "Компмехлаб" (Политех им.Петра Великого).

Сытость задушит таланты поэта!
Я проживаю и верую в это.
Были долги, миллионы транжирил:
Всё стало слоем подкожного жира.

Только метель за окном остаётся,
Елей верхушки да тусклое солнце.
Я расскажу, как в себе уничтожить
То, что вложил в строчки старенький боже:

Нужно бояться! Войны, эпидемий,
Быть обо всех происшествиях в теме,
Прыскать сквозь маску в словах негативом.
Громко кричать на людей нерадивых.

Прятать копейки в шкафы инвестиций.
Спиться, скуриться и самозабыться.
Чувства задвинуть компьютерной тумбой...
Стать поседевшим, насыщенно-глупым.

Нет, я всё это теперь отвергаю!
Будет судьба и дорога другая.
Стану писать о снежинках в ладони,
Белых полях. Электричках в погоне.

Птицах, сидящих на старой антенне.
Чащах, где бродят зловещие тени.
Спутниках, к Марсу беззвучно летящих.
Буду голодным... до дел настоящих.

На фото: Патриаршие пруды.
pilot

Мир открыт



Говорят: очень больно и нужно зализывать раны,
Упиваясь дождем, растворять отраженье в реке.
Пережил эту зиму с метелями, лихо и рьяно,
Загонял себя в лед, будто в гроб... За леса вдалеке.
Побежали ручьи: так ко мне возвращается память,
То, что было незрячим, становится контуром снов.
Я уже не боюсь поскользнуться и в прошлое падать.
Я хронически болен, но разве что новой весной.
Забывая о боли, спешу по гранитным ступеням:
Где-то в зале торжеств скоро вынесут пять моих блюд.
Даже если погонятся душной вчерашности тени,
Меня спрячут друзья и подруги от скуки спасут.
Завершается бег по отсчету живых метрономов:
Это сосны качаются ветру веселому в такт.
То, что было ничтожно, становится небом огромным.
Мир открыт для ракет, космонавтов и детских ватаг.
Leila

Письмо к любимой



Здравствуй, Мидори. Я устроился в Токио хорошо,
У меня высокий этаж, окна на разные стороны и цветы
На окнах. Я вышел из шинкансэна, пережил твой культурный шок,
Ожил, оставил прах с прахом, возродился из давящей пустоты.

Каждое утро - таксист, развязка в четыре уровня, в пробке - болтая без умолку.
В слишком длинной строке - всё, что смолчал о тебе.
Иногда мой голос дрожит [как ты там, в Осаке?] - нужная, честная, умная...
Высотки на Харадзюку для меня почти как Тибет.

Знаю, твой мэр так честен, открыт, благочестив от природы,
Что ты, как верная гейша, за ним лишь, за ним одним.
А я скоро у сакуры в нашем садике приму роды.
Цветы проклюнутся в мае... Тебе нравились так они.

Мидори... за дынным ликёром, который зовут, как тебя,
Я ездил в клуб гейш и Синдзюку, смотрел на огромную Фудзи.
За двадцать разлучных лет я встретил так много ребят,
Мы пели и вместе пили ...сжигали чучела грусти.

Я рад: ты нужна, Мидори. Твоя цифровая ставка меняет японский путь,
Делая из Бусидо торжество цифрового кайдзена.
Заканчиваю письмо. [Подпись: всё тот же Отару.] Не обессудь,
Северный и далёкий, но по прежнему твой. Неизменно.
black

Послание



Отправь послание Вселенной:
Возьми фонарик и отправь.
Я дочитал до оглавленья,
Добрался до обложки вплавь.
А значит, нашей новой книгой
Из рафаэлок и свечей
Родится душ свободных лига,
Свободных волей ...и вообще.
На пряный вкус твоей малины
И на орехов эпилог
Ложится иней, и тоскливо
Под ним седеют льдинки строк.
Стою у домофона, ёжась,
Пакеты из такси забрав.
Не запредельна жизни сложность,
Но сложен выбор из добра.
Отправь послание Вселенной:
Там будут станции огни
И память в сотне поколений:
Мы смотрим в небеса для них.
упм

Мирные баррикады



Что ж, всё будет просто: сразу в купель, на погибель!
Мирные баррикады строят из сотен спин.
Надо бы ненавидеть, записать хоть кого во враги бы,
В трубах бесплотным дымом шествовать по изгибам,
Да только компАс мой сбит.

Не соблюдая дистанций, забыв про нейронный вирус,
Встанут, пройдутся строем взроптавшие москвичи.
Если я не вздохну, то вероятно двинусь,
Мне бы хоть чуть свободы, той, что так долго снилась
И в пустоте кричит.

Звуки интернационала рушат седую сытость,
Те, кому есть, что терять, на площадь бы не пришли.
Время для власть предержащих на Пушкинской остановилось
Невский, и тот, нежданно впал для живых в немилость
Не смог запретить эту рукопись ни один Массолит.

Значит, всё будет просто: в купель, под ель, на погибель.
Мир был избит дубинками и превратился в войну.
Надо бы ненавидеть, записать хоть кого во враги бы,
Шептать и хрипеть асфальтовым и глохнущим "Помоги мне"...
Но некогда. Наше будущее - на кону.
упм

Мы умеем в стихи



Мы умеем в стихи - так отчаянно, выспренно можем.
Если друг выносим - то увы, на носилках в ничто.
Если пеплом осыпано планов прокрустово ложе,
Пишем быстро и точно, пустоты рифмуя с мечтой.

Не сумели в батут - пишем песни, и прыгает лучик
Щекоча нам улыбки с орбиты. Мы щурим глаза.
Мы конечно могли бы собраться и более лучше
Жить начать с понедельника... Только другим образам

Возносили молитвы, когда пел войну репродуктор,
Выживали иным, видя смертные власти грехи.
Не дрожим без билета, когда нас заметил кондуктор:
Даже мелочи нет. Но зато мы умеем в стихи.
Cheshire

Октябрьское лето



Запал из полевых колосьев-
И жизнь прошедшая горит!
Через огонь есть хрупкий мостик,
В глазах любимых лазурит.

Смотрю - со звездами, качаясь
Они навстречу вышине
Стремятся, позабыв усталость -
И с этой ношей легче мне.

Никто не видит на обрыве
Соцветие сплетенных рук...
Из всех свобод - канал и крылья,
А из богатства - летний луг.

Одеты в злато все берёзы,
И скоро все слетят листы.
Всё так фатально и серьёзно...
А мне важней, что рядом ты.

Leila

5/09



Есть женщина: ей именем - тоска.
Она со мной проходит переулком,
И кажется лишь эхом в арке гулким,
Где перепонка времени тонка.

И есть другая, имя ей - свобода;
Она летит, как бриз, по этажам
Юна, стремится к цели и свежа.
Для каждого деяния пригодна.

Меж ними выбор, к счастью, не стоит:
Они повсюду следуют за мною,
А я за ними - скрипкой и гобоем,
Лишь вторю им, где я - там и они.

Рояль неспешен, дирижер покладист.
Играем сонатину на троих...
Гроза едва ли небо раскроит,
И снег едва ли вознамерит падать

Пока идем кладбищенской тропой
С живою под рукой и рядом с мертвой.
От пьяно далеко еще до форте
В осеннем парке в стиле Монрепо.
упм

Волокно



Сжатое волокно сверху -
Это означает плюс на эпюре.
Так, едва оперенному стерху,
Вдолбили на технокультуре.

А что же за волокно такое,
Что сможет в небо, как будто журавлик?
Привыкший к дюралевому покою,
И стрингерам из прочной стали,

Не мог я понять за гудроновой партой
В корпусе "Энергомаша".
Хватило на сорок пятёрок фарта,
Стал я опытнее, толще и старше.

Но так и не понял сути секрета:
Какое же прясть полотно для неба.
Пришёл старый химик с нежданным ответом:
Возьми лист бумаги, крошки древа и хлеба.

И долго мешай в программе заветной,
Без ропота, отдыха, неги и сна...
Из полученной массы, лишь наступит весна,
Вытянешь нить толщины незаметной,
И станут волокна прочнее света.
Главное, чтобы никто не узнал.
#стихи #композиты #аэрокосмос #лиоцелл