Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

382

Callen v4.3: записки голодного до вдохновений



На фото: первый российский предсерийный электромобиль Кама-1, изготовленный по революционной технологии цифровых двойников коллективом группы компаний "Компмехлаб" (Политех им.Петра Великого).

Сытость задушит таланты поэта!
Я проживаю и верую в это.
Были долги, миллионы транжирил:
Всё стало слоем подкожного жира.

Только метель за окном остаётся,
Елей верхушки да тусклое солнце.
Я расскажу, как в себе уничтожить
То, что вложил в строчки старенький боже:

Нужно бояться! Войны, эпидемий,
Быть обо всех происшествиях в теме,
Прыскать сквозь маску в словах негативом.
Громко кричать на людей нерадивых.

Прятать копейки в шкафы инвестиций.
Спиться, скуриться и самозабыться.
Чувства задвинуть компьютерной тумбой...
Стать поседевшим, насыщенно-глупым.

Нет, я всё это теперь отвергаю!
Будет судьба и дорога другая.
Стану писать о снежинках в ладони,
Белых полях. Электричках в погоне.

Птицах, сидящих на старой антенне.
Чащах, где бродят зловещие тени.
Спутниках, к Марсу беззвучно летящих.
Буду голодным... до дел настоящих.

На фото: Патриаршие пруды.
pilot

Мир открыт



Говорят: очень больно и нужно зализывать раны,
Упиваясь дождем, растворять отраженье в реке.
Пережил эту зиму с метелями, лихо и рьяно,
Загонял себя в лед, будто в гроб... За леса вдалеке.
Побежали ручьи: так ко мне возвращается память,
То, что было незрячим, становится контуром снов.
Я уже не боюсь поскользнуться и в прошлое падать.
Я хронически болен, но разве что новой весной.
Забывая о боли, спешу по гранитным ступеням:
Где-то в зале торжеств скоро вынесут пять моих блюд.
Даже если погонятся душной вчерашности тени,
Меня спрячут друзья и подруги от скуки спасут.
Завершается бег по отсчету живых метрономов:
Это сосны качаются ветру веселому в такт.
То, что было ничтожно, становится небом огромным.
Мир открыт для ракет, космонавтов и детских ватаг.
упм

Батут



А он сказал: смотри-ка, а батут работает!
И двое в капсуле на небо устремились.
Вздохнуло лето, от оков почти свободное,
И били негры в сто витрин за божью милость.

Летела птица; все проблемы отдалялись,
Работал "Раптор", лишь вибрировал слегка.
Дракон стряхнул с себя ступени и усталость,
Входя в безумный раж последнего витка.

Под одеялом из седой хандры и хмари,
Шел карантин, цепочкой узники гуляли.
На баржу села, в славе вся, как будто в гари,
Ступень из качества, надежности и стали.

Батут молчал. Всё о любви твердила баржа*,
В стенах роскосмоса ей верили едва ли,
Ведь состоялась незамеченная кража:
Два Прометея у страны огонь украли.

Теперь они намного ближе к дальним звёздам,
Ушла эпоха Королёва и Союзов.
Батут работает. Кому-то счастья слёзы,
Ну а кому-то просто пасмурно и грустно.
===
Первая ступень Фалкона садится на баржу OCISLY, от аббревиатуры Of Course I Still Love You
magistr

Об устройстве небесного свода



Я хотел бы поговорить с прохожими об устройстве нашей вселенной: где у неё материнка, блок питания, шина данных, клава и проц.
Люди заняты на работе, ипотекой и адюльтером, люди друг другу гиены: их в гигиене огненной отмывает кислотным дождиком какой-то рогатый поц. Выбор в сущности невелик: экзистенции сдавшись, падать, да так, чтобы оземь с размаху, да с надцатого этажа,
Или, связав себя отпрыском, клеммы замкнув на память, за духовные скрепы топить, локтями работать в толпе, на больное жать.
Человек, зачехли свое жало! Ты не оса, не штопор и шило, на мыло твой ум незапятнанный и проржавевший рано идти менять:
Я хочу говорить с тобою о небесной механике байтов (хоть мне и так паршиво).

Попробуй представить данные - это раз,
то, чего ты желаешь - это дуаль и троица.
И чем тебе стать в конце - это четыре и пять.
упм

Садово-троллейбусное



Космос для людей закрыт по вторникам*:
Ах, какая глупая игра!
Корчится надежда старым хроником,
Кутаясь в проулки до утра.

Я ползу по мокрому Садовому,
Словно старый и горбатый Б**.
Если б только были мы здоровыми,
Я напел бы о любви тебе.

Зашумел бы тополиной кроною, -
Той, что облетела в октябре.
Но сквозь боль осеннюю потрогаю
Сталь холодной ночи в кобуре.

Спит в огнях московский планетарий,
Крематорий, колумбарий спят.
Заржавел троллейбус. Он был старый.
Электробус нам с тобою рад.
===
* - московский планетарий работает во все дни, кроме вторника. И это безумно странно, ниоткуда не следует.
** - троллейбус (а ныне автобус или электробус) Б - культовый кольцевой маршрут московского транспорта по Садовому кольцу. По внутренней и внешней стороне ездят Б красный и Б черный.

Ad Astra: per aspera факультета садомазохизма и Каро фильма



Чертова виза инфайнит не пробивает скидку. Роботы заменили живых кассиров. Мастер кард платинум тоже ничем не помогает.
Плюю и пробиваю два билета за полную стоимость без скидки. Сейчас будет мягкое кресло, но без ремней. Вспышка, но без перегрузки.

Этот фильм можно назвать старой песней о главном. Из всех, кого я когда-либо знал или читал, ему более всех радовались бы Карл Саган из 90-х и Сергей Анатольевич из Самары, что вёл вместе с нами ныне закрытую лабораторию космической мысли. Кино говорит нам об огромной ответственности за все, что мы творим в космосе и на поверхности планет, об одиночестве и важности руки в руке. Эмоций от соприкосновения с человеком, пока он здесь. Жив и рядом с тобой.

Отдельного повествования заслуживают космические пейзажи. При всей ущербности альтернативной физики (да-да, за триллион миль в космосе только щетинкой оброс, зато продукты детонации от ядерного заряда чуть не догнали и по вакууму ударная волна пошла!) ярко-голубой Нептун с нитевидными кольцами завораживает, как и пронзающие до слёз картины экзопланет - удивительно красивых миров в десятках и сотнях световых лет, где нет никакой разумной жизни, вероятно даже микробной. Эти миры стерильны, как утроба богини-матери, как амазонские леса до приплытия Колумба.

Этот фильм научит вас любить Землю и вовремя останавливаться в маниакальном желании как одиночества, так и контакта с внеземным разумом.
А физику любителям компьютерных игр можно и простить. Ведь они прикрывали свой мир, полный демонов, лишь тонкой простынкой экрана, подобно главному герою, летящему навстречу поясу астероидов в кольце Нептуна с пластинкой из кастрюльного алюминия.
382

Телескопный сонет



В земных делах я не сыскал успеха,
И вдохновенье - плод небесных тел.
В Европу этим летом не поехал,
Но на Европу - точно б полетел!

Смотреть в глаза неистовой Каллисто,
Приятней, чем искать себе И.О.
За окнами стоит массив лесистый,
Шумит М10. Скрыто волшебство.

Идут счета, торопятся проводки...
А я с надеждой пялюсь в телескоп.
Проходит лето [век его короткий]
Юпитером со спутниками в лоб
Венок сонетов бросив у Покровки.
упм

Трилогия



о лете, теории колебаний и никакой политике

Что вам известно о боли?
Сегодня послушайте, я расскажу.
Боль это смех осциллографа
фигурами Лиссажу,
ток электрический в нервах запястье на части рвет:
боль
это даже не крик, это зашитый рот.

===

Говорят, отключили солнце:
Возможно за неуплату.
Город на дне колодца
Пошел за утренним латте,

В сквер, на пробежку высыпал:
И тотчас же был арестован.
Теперь облака-без солнца!
Серо-седые, лысые.
И против - ни слова.

===

Продолжая о боли, в негнущихся пальцах
Плодом в роженице - текст.
Вечность стозёвно звёздами скалится,
Бьёт меня за протест.

Что вам известно о космосе:
Сегодня послушайте, я расскажу.
Космос приходит на краешке пропасти,
Отринув земную жуть.
Zelek

Астроночь



Нас с тобой в лесу упомянули,
В чащу заманили для игры.
Это двадцать первое июля,
Где полночный сокол быстрокрыл.

Может, это сосны проболтались,
Тайной меж иголок шелестя?
Или дуб, зардевшийся под старость,
Заскрипел и пискнул, как дитя?

Или (знаю точно) это клёны,
Пятерни простёрли к нам с тобой.
Пахло небом, чуточку палёным,
На скамейке в хвойном газебо.

Ели скрежетали и пыхтели,
Будто беспокойные ежи.
Стали облака для нас постелью,
Чтоб напомнить: как нам стоит жить.

Из тумана выйдем на болотце,
И росу жемчужную вдохнем.
Небо перевёрнутым колодцем
Отразит единственный наш дом.
mstu

Не бойся



Ломоносов пришел из Поморья один,
У Гагарина был Королев.
Твой корабль небесный поднимет Вадим,
Оторвётся и будет таков,
Что не станет звенеть камертоном в ушах
Уходящая под ноги твердь:
Это так в пустоту тихо прыгнет душа,
Побоявшись внизу очерстветь.
И на белые крылья причастье росы
Твой помазанник-боинг несёт.
Открывая окно, опасайся простыть...
Но не бойся, открыв небосвод.

Художник Alex Guevara. Voyagers. 2019