Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

382

Callen v4.3: записки голодного до вдохновений



На фото: первый российский предсерийный электромобиль Кама-1, изготовленный по революционной технологии цифровых двойников коллективом группы компаний "Компмехлаб" (Политех им.Петра Великого).

Сытость задушит таланты поэта!
Я проживаю и верую в это.
Были долги, миллионы транжирил:
Всё стало слоем подкожного жира.

Только метель за окном остаётся,
Елей верхушки да тусклое солнце.
Я расскажу, как в себе уничтожить
То, что вложил в строчки старенький боже:

Нужно бояться! Войны, эпидемий,
Быть обо всех происшествиях в теме,
Прыскать сквозь маску в словах негативом.
Громко кричать на людей нерадивых.

Прятать копейки в шкафы инвестиций.
Спиться, скуриться и самозабыться.
Чувства задвинуть компьютерной тумбой...
Стать поседевшим, насыщенно-глупым.

Нет, я всё это теперь отвергаю!
Будет судьба и дорога другая.
Стану писать о снежинках в ладони,
Белых полях. Электричках в погоне.

Птицах, сидящих на старой антенне.
Чащах, где бродят зловещие тени.
Спутниках, к Марсу беззвучно летящих.
Буду голодным... до дел настоящих.

На фото: Патриаршие пруды.
упм

09/11



И надо же... За двадцать лет без башен,
Не развалился на осколки мир;
Летают самолёты меж людьми,
Воздушный океан совсем не страшен.

И даже победивший Талибан
Не уничтожил башни небоскрёбов.
Всё также в ощущеньях обострённый,
Принюхиваюсь к мудрости хлебам.

Разломит жизнь, покажет мякоть смысла -
И лишь прочертит колесо бетон,
Я снова напишу слова о том,
Как небосвод над облаками выстлан

Алмазами все тех же дальних звёзд,
Всё тем же отражением приборов.
Стихия, вдруг смягчающая норов
Всё также обеспечивает взлёт.
упм

Спарка



У меня к тебе нечто странное - это когда в крайней точке, в полупетле
Замирает ручка отчаянно, ждет, надеется, чтоб рванули ее на себя.
Что-то древнее, жутковатое, когда был инвалид, а стал - легкоатлет,
И расплавился шар из плазмы, обжигая, кружась, слепя.

Нет, ни боже мой, никаких "как мужчина и женщина, в болезни и здравии, и пока" -
Это проще. Когда ты падаешь, два штурвала связаны. На второй ложится рука,
И упасть в бездонное небо, поменяв гравитации вектор, тебе не даёт.
Вот такое оно, моё странное - не моё, а само по себе, своё.

Но спираль за спиралью вьёт, штопорит в седеющий лес и на вывод надрывный рёв
Говорит мне, что я еще более жив, чем морали житейской печать на лбу.
И скорее я лев, чем во всём этом прав.Но клянётся костёр твоим октябрем:
В истребителе-спарке для двух пилотов отсутствуют все табу.
упм

Феникс



Один сгорел. Второй восстал из пепла,
И смотрит вдаль, в неоновую синь.
Разбились чувства и любовь окрепла:
Всего лишь час по трассе на такси,

И вновь познаешь солнце и прохладу,
Простор и хвою, росы и цветы.
Чтоб стать счастливым, многого не надо:
Толпой навстречу выбегут коты.

А ты сгорел, ты выгорел морально,
Как суперджет у черной полосы...
Но всё отмыли. Фюзеляж убрали.
Ступени в небо, лапы и усы.

упм

Джет-лаг



А было ночи-то совсем немноженько,
И было начато, как новый день,
Стрелой удачною, нежданным боженькой
Да отражением в речной воде

Большое, главное; не дело - дЕлище
И горизонт глядел зелено-сопочный.
Я шёл над кедрами почти на бреющем,
Не задевая их, небесной тропочкой.

Качалась мостиком дорога дальняя,
Тут не усмотришь чуть, и вот - скольжение.
Держись крылом своим за свист отчаянный,
В глиссаде правильной сейчас уже ли мы?

Прозрачной дымкою все то, что прожито,
Прощает мир тебе, как на суде:
Его и было-то совсем немноженько.
И начинается полярный день.

вип-зал аэропорта Емельяново, Красноярск
doctor

А как теперь летают? Всё, о чём вы хотели знать, но боялись спросить.



Да, я тот самый сумасшедший, который не боится никакой пандемии и выбирает новые впечатления, а не колонию-поселение.
Сегодня мы поговорим о внутреннем туризме и тех ограничениях, с которыми сталкивается авиапутешественник в новой нормальности от кровавой гэбни биллгейца чипирующего региональных и федеральных властей.

Что известно в настоящий момент?

1. Москва выходит из большинства ограничений, в каждом регионе динамика своя.
2. Обычные правила авиабезопасности дополнены входом в аэропорт в масках и перчатках, температура на входе измеряется пирометром (бесконтактным термометром), на борту и в накопителе также необходимо находиться в масках и перчатках.

Сегодня мы посмотрим на один конкретно взятый перелёт, один из самых недорогих и востребованных, авиакомпанией Pobeda Airlines из Внуково в Петрозаводск.

Collapse )
упм

Савельев не помнит... а мы помним



Памяти 40 пассажиров и бортпроводника Максима, погибших 5 мая 2019г при аварийной посадке после поражения грозовым разрядом самолёта Суперджет-100 "Поэт Мустай Карим" RA-89098, вылетевшего рейсом SU1492 Шереметьево-Мурманск. Фото сделано сотрудниками аэропорта из терминала F (Шереметьево-2).

"Вечер, несчастье, шесть..."
- Шепчет незримый Воланд.
Мир, вот такой, как есть -
Будет грозой расколот.

Станет смотреть пилот
Нервно в глаза дисплеям.
"Ну же, Денис, вперёд!" -
Сайдстиком, всё смелее.

Ветер качает борт
После электрошока.
Тёмный из тучи лорд,
Гордый и отрешённый

Им не поможет сесть.
Только в тюрьму однажды.
Бог где-то в мире есть,
Но о себе не скажет.

После удара взмыв,
Вовсе уже не "супер",
Джет полыхнет, как взрыв,
Прыгая бабкой в ступе.

Паника, и в салон
Хлынет отрава дыма.
Схватит Максим баллон...
Только всё это мимо.

Новенький чемодан
Людям дороже жизней.
Так и пришла беда.
Вот и пожарок тризна.

Старый Мустай Карим*
Больше стихов не пишет.
Жаль, ведь огонь и дым
Так поэтичны с крыши!

Видео нужно в сеть.
Люди - пускай сгорают.
Просто ошереметь...
Мать ево, Русь святая.

Смерть на миру красна?
Нет, лишь черно и копоть.
Если бы только знать,
И облаков не трогать!

Все позабудут май.
Джет будет снова супер.
Дела лежат тома,
Спят под крестами трупы.

Да, виноват пилот -
Всем так понятней, легче.
Дождик бетон польёт
Капли погасят свечи.
Tupolev134

Проступают в ночи Петроглифы



Ты взяла меня за руку и отвела в небо. Оно было синим и водным, как пластиковый стаканчик "Победы".
Крепким и надёжным, как рукопожатие palikmate

Трогательное ожидание нового свидания. С небом. Мы утратили это ощущение маленьких городков и близости полосы, превратили свои терминалы в мясокомбинаты по проворачиванию человеческого фарша в досмотренные колбаски пассажиров, возвышенную романтику кастрировали до перемещения из А в Б. Когда ты прилетаешь на русский север, будь то Петрозаводск, Вологда, Архангельск, Великий Устюг или другой забытый урбанизацией уголок, ты словно вспоминаешь, зачем пришёл.
===
З.Ы. И каково же было мое удивление встретить на трапе родную зеленоградскую физиономию) Палика подняли из резерва, видать ровно по моему случаю. Паша у нас теперь за старшОва, объявляет всё командирским голосом!

Collapse )
382

В потоке



Мой год, словно поезд, вкатился в двадцатый; район или, может быть, век.
Закрашено небо багряным и сизым, дрожит в турбулентности свет.
Сейчас бы подальше умчаться отсюда, звездой бы очнуться в траве.

Но ветер и струйных течений болтанка пегаса бросают в галоп:
Плавник законцовки и лампочка сзади не смогут связать моих стоп,
И в ритме едином дрожащей вселенной горит заражённый мой лоб:

Сказать, написать, срифмовать, засонетить,
Забанив кошмаров аккаунт!
Горит фитилек, набегает поток и зудит под крылом верный "пратт".
Двадцатым воспет будет тот, кто распят
На белом кресте центроплана.