Доктор-авиапсихиатр (cal_len) wrote,
Доктор-авиапсихиатр
cal_len

Categories:

Montenegro



« Я счастлива, о боги, как я счастлива!» - проносилось в ее голове с каждой чайкой над морем. Богатый супруг, торгующий на рынке акций. Отлично сохранившееся для без малого пятидесяти здоровье, узкие плечи, широкие бедра и выраженная грудь. Муж не ревновал ее к многочисленным бородатым хипстерам – русским эмигрантам, сербам, хорватам, туркам – с которыми она встречалась в минуты своего безмятежного отдыха. Здесь, на скалах Черногории, они построили настоящий рай. Точнее, мужчина, которым она играла, как и всеми в своей долгой и бесшабашной жизни, построил его для нее. В саду резвились несколько кошек, в сарайчике был террариум с умными змеями и игуанами. На грядках росли флоксы и тюльпаны, все подоконники первого этажа их белоснежного дома были заставлены горшками с рассадой. Не было только детей. Их крики мешали бы наслаждаться жизнью! – говорила она и заваривала пятую чашку темного, как естественный цвет ее волос, ройбуша. Чем она становилась старше, тем менее ярким становился красный оттенок. Но поклонников ее красоты не становилось меньше. Вот уже несколько минут оставалось до прилета маленького вертолета из Тивата – где же он, этот пронзительный стрекот? Там ждут ее объятия бравого летчика санитарной авиации и новый аромат. Кошечка так хочет посидеть на коленях у нового человека!
Самым громким звуком следующей минуты был звон гильзы, скатывающейся по склону скалы. Ритмичное и безжалостное – динь! Динь! Динь! – несущее с собой смерть и ясность, удачу и трагедию. Этому звону намного уступали по громкости легкий хлопок глушителя «Винтореза» и свист остроносой пули в липком воздухе. Убедившись в точности попадания (кроваво-красные волосы на утесе внизу прибавили в насыщенности своего цвета, изящное тельце неестественно изогнулось и сползло с шезлонга), он бросил свое наследие работы в спецслужбах с обрыва и бодро зашагал по камням. Ему предстояло пройти не один и не два часа, чтобы достичь портового городишки и слиться с толпой черногорцев, получить у старого албанца новый российский загранпаспорт и вернуться в редеющий лес возле Шереметьево. Там его все еще ждет друг, согбенный, опирающийся на палочку. Несмотря на 30 лет, что прошли с ее измены другу, тот все еще жив. Он доходит до машины, чтобы доехать в булочную. Кормит стаю дворовых котов и бесплатно красит оградки на кладбище в маленьком лесу. И заборы, и лавочки – к странностям одинокого профессора все привыкли. Но никто не знает, как он ждет своего старого приятеля, пару лет назад пропавшего без вести на пути из Твери в Москву.
Tags: за границей, проза
Subscribe

  • Савельев не помнит... а мы помним

    Памяти 40 пассажиров и бортпроводника Максима, погибших 5 мая 2019г при аварийной посадке после поражения грозовым разрядом самолёта Суперджет-100…

  • Садово-троллейбусное

    Космос для людей закрыт по вторникам*: Ах, какая глупая игра! Корчится надежда старым хроником, Кутаясь в проулки до утра. Я ползу по мокрому…

  • По обе стороны облачной простыни

    Северное небо... калязинская колокольня внизу, вологодское молоко как простынка над всей областью и гостеприимные архангелогородцы. Пока уважаемые…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments