Доктор-авиапсихиатр (cal_len) wrote,
Доктор-авиапсихиатр
cal_len

Category:

Уводи от огней

Доброго времени суток, мои уважаемые читатели. День давно перепутался с ночью, и я уже сам не могу понять, из какого "незадолго после" пишу вам этот пост.
Большинство народа завтра уделят внимание каким-то позитивным событиям-верноподданные ЕР-овцы будут праздновать день рождения своего президента, авиационный люд, несмотря на отмену официальной церемонии на Кутузовском, скажет добрые слова в адрес экипажа, посадившего Ту-154 под Ижмой.
Завтрашний день лично для меня стоит в одном ряду памятных дат с днями Памяти отца - 12-м мая и 7-м августа, 28-м ноября (дедушка, Ту-104), 22-м июня, Днем Победы. Я навсегда запомнил эту ночь два года назад, когда сидя за работой, как сейчас, я прочел на форуме эти слова, ставшие страшными - Боинг, Аэрофлот-Норд, Пермь...


===
Имена в рассказе изменены.

День с утра не ладился. Сергей опоздал на плановые занятия, и на вылет вышел из гостиницы с запасом.
Талаги-Шереметьево-Омск-Пулково-Талаги, или Талаги-Шереметьево-Савино-Шереметьево-Талаги. К подобным
«разьездам» он вполне привык, оседлая жизнь его никогда особенно не прельщала. Передавая самолет, как эстафетную палочку, пилоты отдыхают положенные часы в гостиницах, и идут на следующее «плечо» маршрута. Обычная пересменка, сел за станок – вышел из-за станка. Только станок колесит по небу, и в качестве заготовок принимает на борт разношерстные компании людей с одинаковыми талончиками.
Сейчас тянуло домой. Жена Света написала про маленькую дочку целых четыре сообщения – как мы кушаем, как растем, и много прочего наивного и нежного сюсюканья. Она всегда писала сообщения, поскольку не знала, когда Сереженька сможет ей ответить. Как прилетит, позвонит. Сергею хотелось поскорее вырваться из вереницы тесных одинаковых кабин и гостиничных номеров – к своим.
Хорошо быть ребенком! Не нужно угождать начальству, ломать жизнь ради выполнения графика, не нужно быть безотказной машиной, которая не имеет права на ошибку. 80, 90, 100 летных часов в месяц – кружась белкой в колесе, и не вспоминаешь о «дурацких» санитарных нормах. Пока молодой.
У Сергея был хороший правак, опытный. Хоть они и спорили иногда, но все-таки это здорово, когда рядом сидит человек, на которого можешь положиться во всем. У Сергея было лучше с английским, чем у правака – вот и ввелся командиром раньше. Завидовали ему все – вчера тихий паренек из Архангельска, а сегодня Денвер, Нью-Йорк, Москва – тренажеры, переучивание, стажировки…
Так, инквизиторы в белых халатах. Правак пропускает, командир всюду первый. Что там у нас? 115 на 70, пульс 60. Как у космонавта. Водкой не пахнет, глаза не красные…Стоп! Красные глаза-то. УСТАВШИЕ.
Врач спрашивает: «Вы нормально себя чувствуете? Не хотите отказаться от полета?». Сергей только улыбается- Все в порядке, к очередному сеансу соковыжимания готов. Правый тоже.
Немногословно сегодня. За всю дорогу к трапу – три реплики. «Брючину поправь!», «Распогодилось, звездочки видно.», «Во сколько плюхнемся?». Пулеметные автопилотные ответы Сергея – «Ага. Спасибо!», «Ага», «5.10 местного». Еще три перелета, и домой. Сергей - мужик, уже в дошкольных яслях перестал жаловаться и ныть.
Поднимаемся по ступенькам, еще мокрым от вечернего дождя. Совсем темно, и кажется, одно только неугомонное Шереметьево гудит в уснувшем мире. Кажется, сейчас закроешь глаза – и мягкий ореол тишины окутает тебя, как домашнее старое одеяло. Подарит уют и заботу, без казенщины и графиков.
Но вот, небо взрывается шипением и свистом – это на взлетном уходит курсом на Бужарово 319-й аэрофлота с полосатым хвостом. Сергей машинально смотрит у трапа на свой хвост. Звездочки красивее полосок, только более колкие, более надорванные какие-то… Глупые мысли. Бред от недосыпа.
Расписываясь за принятие борта, Сергей спросил, что за машина. Товарищ с рацией предупредил, что сегодня
на ней вылетали в Омск, и вернулись назад – отказал автомат тяги и какая-то мелочь в системе наддува. Клапан починили, автомат тяги по MEL-перечню проходит. Ну и что, водить РУДы руками. Подумаешь.
Сели в кресла. Правый поеживается, осенние ночи – уже не летние. Привозят бизнес – из «Форда-транзит» выходит генерал в фуражке, с ним двое в костюмах, еще какой-то грузный дяденька с портфелем. Затем подъезжает перронный «Неоплан» с «экономистами». Загрузка средняя. Серега в уме прикидывает взлетный вес, заправка туда-сюда. А вот что-то интересное – за «Неопланом» подъезжает второй такой же, уже когда посадка на борт почти закончена.
- Опоздавшие, видать, - отзывается справа.
- Так немудрено, заполночь, а город и Ленинградка круглые сутки стоят, - перебирая слова, выводит ответ Сергей.
Дальше стандартное – good evening, ladies and gentlemens! It’s your captain speaking. Our aircraft Boeing-737 will complete a flight to… До этого, то же по-русски. Сергей уже не думает, где русский, где английский. автоматика. Где-то под языком тоже есть автомат тяги, даже если лыка не вяжешь, и язык заплетается, командир должен внятно и четко поздороваться и сообщить, куда летим, на чем летим, сколько летим, чтобы вселить хоть какую-то уверенность в тех, кто за спиной. Тем, кто непосредственно за спиной – проще, у них есть почти неограниченное количество виски и коньяка, в крайнем случае, просто заснешь, через два часа добрые девочки разбудят. А вот в экономе, если боишься перелетов – с собой средств не пронести. Только убойное снотворное какое-нибудь, вредное для желудка. Хотя… что только не проносят на борт, особенно в Шереметьево.
Диспетчер разрешил. Встрепенулись. Карты все прочитали. Запустили. Закрылки довыпустили, рули проверили – работает, родимый. Поехали. Встали на исполнительном. Подтвердили. РУДы вперед, носовое строго по огням… Взлетает правый, сажать мне» - стандартная мысль в Серегиной голове. Только не спать. Выходим на Черусти, дают подписанный 10100, набираем. Плавно идет. Лететь-то всего два часа, там потом вечером назад…
- Пермь-подход, я Аэрофлот восемь-два-один, разрешите снижение до 5000.
Диспетчер дает квитанцию. В зоне одни. Ночь. Пойдем с севера над городом. Плавно от себя, задаю режим… Стук сзади. Условный, это проводница. Да, в глазке она, за шторкой. Что-то срочно нужно. Правый протягивает руку назад, открывает. Впереди облачность, заходить будем в автомате…
- Дернешься, ты труп. И ты тоже, - произносит низкий голос с акцентом. Оба пилота одновременно почувствовали прикосновения холодной стали. Лезвия были достаточно острыми. Шок продолжался около секунды. Сзади в салоне слышалось что-то странное, возня, крики, за минуту все стихло.
Сзади, между пилотами, стоял человек в маске с двумя ножами. Повернуться не было возможности, и командир и правый были пристегнуты.
Спустя две минуты диспетчер запросил, все ли в порядке. Словно на земле что-то знали. Экипаж Сергея был вообще довольно молчаливым, но слишком длительное радиобезмолвие вызвало подозрения. Говорить с лезвием под кадыком было очень неудобно, у Сергея вышло нечто вроде мычания – «Подтверждаю». Сбоку поплыли облака, пеленая «Боинг» невесомой простыней. Внизу спала многотысячная Пермь, не зная, что смерть движется над ней, оставляя шлейф невидимых снежинок за хвостом. Человек с ножами скомандовал поворачивать влево. Там заводы, и жилые кварталы. На глиссаду нужно поворачивать вправо. Автомата тяги нет, скорость теряем, высоту теряем. Времени мало. Что-то ослепительно яркое пронеслось справа от кабины, вспыхнув как солнце в полдень. Мощнейший удар, бросок вправо и вниз. Были бы не пристегнуты, глаза торчали бы из дисплеев. Человек с ножами ударяется в кресло правого, и сползает на пол. Правый порезался. ДЕРЖАТЬ ШТУРВАЛ! Все табло красно. Воет сирена пожара правого двигателя, его тяга ноль. Правый хрипит.
Сергей и парирует крен штурвалом, и сохраняет направление дачей ноги, как на «пилотажниках». Но тяжелый «Боинг» продолжает заваливаться вправо. Что-то с закрылком. Уходим, высота 300 всего. Появляются разрывы облачности. Человек с оружием сильно ударился, но пытается подняться. Что делать? Правильно – fly the airplane. Управляй самолетом. Штурвал на себя, уходим выше… Выше… Твою мать! Тяга не растет! Взлетный…
Самолет задирает нос и продолжает валиться на крыло. Внизу мелькают редкими окнами проступившие из облаков дома, ряды фонарей, освещенная набережная Камы. Город словно застыл в вальсе, приветствуя самолет из Москвы, отдавая ему дань уважения. Сейчас, с полыхающим пилоном вместо правого двигателя, с посторонним человеком на полу кабины, сваливаясь на крыло, московский рейс не в состоянии ответить городу уверенным покачиванием крыльями. Не в состоянии сделать круг почета. И только нечеткий далекий голос, сквозь первое летчицкое «fly the airplane», диктует три страшных слова: «УВОДИ ОТ ОГНЕЙ». Может быть, это голос кого-то, у кого в этих многоэтажках внизу безмятежно спит маленькая дочка, такая же, как у Сергея. А может быть хрип порезанного правого, видящего огни под собой.
Сергей закладывает максимальный левый крен, уже без надежды вывести из правого. С хлопком и скрежетом отрывается руль направления, и все вокруг проваливается в черную пустоту… Разбуженные ударом и адским заревом, в домах начинают зажигаться все новые и новые огни, вдобавок к тем, от которых Сергей недавно отвел гибнущий борт.
Среди ночи телефон Светы, жены Сергея, зазвонил непривычной мелодией. Номер не определился, и спросонья она не стала отвечать. Услышав звонок, дочка расплакалась, и заставила маму окончательно проснуться.

20 ноября 2008, Пермь, ул.Архитектора Свиязева, 28.
===


Члены экипажа 6 человек:
1. Командир – Медведев Родион Михайлович
2. 2-ой пилот – Аллабердин Рустам Рафаилович

Бортпроводники:
3. Широкова А.Д.
4. Норицина Т.В.
5. Яковлева А.Ю.
6. Кучма О.В.

Пассажиры

1.Абдуллаев Раффиг 20.06.60г.
2.Афонасенков 09.04.84г.
3.Александрова Екатерина 01.02.70г.
4.Атлан Эрик
5.Азизов Маммадали 14.03.58г.
6.Бадиров Анвар 26.12.51г.
7.Береснева Ольга 02.08.83г.
8.Бирловская Наталья 12.03.71г.
9.Болотов Владислав 16.06.62г.
10.Брюханова Людмила 13.03.59г.
11.Деменев Олег 26.07.67г.
12.Ефремов Дмитрий 24.03.73г.
13.Фанг Фанг 30.08.82г.
14.Голомонзин Михаил
15.Голуб Вадим 21.06.72г.
16.Игнатьев Александр 18.04.71г.
17.Иванова Ольга 03.08.74г.
18.Ижболдин Сергей 22.10.71г.
19.Джалалов Акиф 18.09.49г.
20.Каракулов Сергей 29.06.77г.
21.Качапуридзе Владимир 12.05.76г.
22.Кочак Левент Нури 30.10.54г.
23.Кузмичев Олег 04.05.72г.
24.Кузнецова Яна 17.06.99г.
25.Катманов Илья 27.06.73г.
26.Лаптева Светлана 19.04.79г.
27.Лозинский Владимир 24.02.72г.
28.Лызов Александр 03.07.81г.
29.Лызова Мария 19.02.84г.
30.Максименко Юлия
31.Сафонова Мария 23.05.85г.
32.Мартинаццо Томасо
33.Медведев Максим 14.01.76г.
34.Медведева Гюзель 04.10.73г.
35.Медведева Татьяна 09.01.68г.
36.Мирзаева Нурида 10.01.86г.
37.Мишко Петр 10.06.83г.
38.Нахумов Ифраим 16.10.72г.
39.Нахумова Голда 09.03.84г.
40.Нахумов Илья 08.05.01г.
41.Нахумова Ева 03.11.03г.
42.Носкова Елизавета 12.06.51г.
43.Новожилов Сергей 17.06.72г.
44.Никулин Вадим 04.10.74г.
45.Опарин Алексей 31.05.80г.
46.Османов Таги 09.06.94г.
47.Петрова Ольга 14.06.61г.
48.Плессер Максим 18.06.82г.
49.Погодин Владимир 05.07.51г.
50.Полыгалов Дмитрий 03.11.54г.
51.Попов Николай 11.09.75г.
52.Попова М. 10.06.85г.
53.Редькин Вадим
54.Сафиев Исмагил 13.02.76г.
55.Санкин Евгений 15.06.58г.
56.Санкина Людмила 25.09.55г.
57.Сенкевич Сергей 17.02.81г.
58.Севастьянова Ксения 23.01.86г.
59.Шабанов Агил 02.01.67г.
60.Шамберева Ольга 26.08.75г.
61.Шлейкова Елена 03.11.70г.
62.Симонова Галина 26.10.75г.
63.Собек Христиан 15.04.73г.
64.Солодникова Елена
65.Спивак Александр 27.06.02г.
66.Спивак Анна 03.06.76г.
67.Спивак Яков 28.07.76г.
68.Светлакова Ирина 18.08.84г.
69.Тарасова Марина 21.07.62г.
70.Тарасова Яна 31.12.81г.
71.Тайметов Бабир 25.07.82г.
72.Трофимов Александр 27.06.63г.
73.Устинова Софья 13.01.80г.
74.Яшманов Олег 09.02.67г.
75.Яшманов Семен 30.07.04г.
76.Яшманов Марк Олегович 2007г.
77.Юдин Сергей 03.05.67г.
78.Юдина Валерия 06.06.05г.
79.Югас Людмила 08.12.57г.
80.Залазаева Ольга 22.11.80г.
81.Четыркина Елена
82.Трошев Геннадий 14.03.47г.

Четко помню звонок в 6 утра на рабочий телефон моей бывшей супруги, вызов на экстренное совещание. Как коммерческий директор представительства, она конечно же была в курсе ВСЕГО, одной из первых.
===
Давайте будем помнить их, и экипаж, и пассажиров.
Я отношу себя к тем, кто не поверил официальной версии об алкогольном опьянении пилотов. Да, я заявляю открыто, что будь моя воля, вырубил бы в полный рост Родиона и Рустэма в центральном парке Перми, ведь кто знает, сколько жизней они спасли, сопротивляясь до конца. В огромном микрорайоне на Карпинке живет и моя хорошая знакомая...

Tags: АВИАЦИЯ, память, проза
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 63 comments