Доктор-авиапсихиатр (cal_len) wrote,
Доктор-авиапсихиатр
cal_len

Categories:

DER PREUSSISCHE FLUG: Landgraben Hölle (die letzte Episode)



Вы готовы к самой последней станции?! Там, на дне кенигсбергской преисподней, вы познаете все земные юдоли, приземные удали и канализационные куда-бли! Снимите все украшения и ценные вещи, пристегните привязные ремни и подтяните их по размеру, пригните голову и обнимите ее руками, чтобы она не укатилась при аварийной посадке!

Here we go!



Текст Алисы Фелис Гентара

Я натягиваю на ноги огромные болотные сапоги. Олег, на миг появившийся в дверном проеме, настоятельно рекомендует снять украшения и оставить ненужные вещи в его офисе. А я так надеялась сделать пару фотографий… Но не в сапог же кидать «лопатовидный» телефон.
Мы идем не вдвоем. Помимо моего давнего знакомого есть еще Павел, с которым довольно быстро удалось перейти “на ты”.
Олег приносит желтые очки и каску. Я ловлю его озадаченный взгляд и вздыхаю – безопасность важнее зрения. Там, куда мы идем, не нужно видеть дальше метра. Не нужно ведь?..
Стекляшки на “-3” кладутся на стол, а мир приобретает позитивный желтый оттенок. Пытаюсь отрегулировать каску, удается это не с первого раза. Сапоги напоминают о себе дополнительным весом.

Олег так непринужденно говорил об этой прогулке… Предстоящее приключение кажется мне чем-то вроде экзотической экскурсии. А ведь сегодня еще самолет. Поход в канализацию – весьма оригинальный способ завершения отпуска, самое то после «музыки ангелов» в кафедральном соборе.
Выглядит наша троица со стороны весьма интригующе: двое неординарных юношей и молодая леди, которую даже совершеннолетие неспособно вытащить из внешности начальной школы. Мы с Пашей в болотных сапогах и Олег в полноценном гидрокостюме. Все трое в касках, с фонарями и необходимой атрибутикой начинающих сантехников. Не удивлюсь, если как-нибудь обнаружу кадры на YouTube с комментариями в духе “Я видел порно…”



Впрочем, есть и более весомые поводы для волнения, нежели перспектива стать звездой интернета.
Солнце уже начало нагревать старую куртку, выданную мне в качестве спасательного жилета (спасать футболку и джинсы от канализационной грязи). Остановившись у люка ливневой канализации, мои спутники приступили к его открытию. По степени прикладываемых усилий стало понятно, что задача нетривиальная и тяжелая в самом прямом смысле. Устыдившись собственного бездействия, я принялась разглядывать обстановку.
Рядом возвышалась чудесная куча мусора, вытащенного из того самого места, в которое пролегал наш дальнейший путь. Она всячески намекала о сокровищах подземелий Кенигсберга. Содержимое кучи было проблематично идентифицировать, однако сам факт ее наличия на тротуаре (а возлежала она там несколько недель) кое-что говорил о качестве работы Калининградских дворников.
Люк отодвинут. Я смотрю в глубину открывшегося коридора, а темнота влажного подземелья смотрит на меня. Она вылетает в лицо комарами и сизой пылью.
“Алиса, это канализация. Канализация – это Алиса.”
Никакими пудингами оттуда не пахнет. Чем пахнет, полагаю, догадаться нетрудно…
Да, канализация ливневая. Однако это все же канализация.
Ступенек ощутимо не хватает. Я не могу посмотреть вниз, и оттого подсознание решает, что лететь вертикально мне предстоит как минимум десять метров. Разумеется, на самом деле не более трех. Олег поддерживает меня в прямом и переносном смысле.
Стою на узкой твердой полоске и прижимаюсь спиной к стене. В шаге течет подземная река – не холодная и не особенно бурная, по колено. Олег приглашает спуститься в воду. Опасаюсь потерять равновесие, упасть и нахлебаться – ведь в этом случае прогулка завершится досрочно и печально. Однако, надо освободить место Паше.
Погружаюсь сапогами в воду. В этом месте немного ила и мусор на дне. Какие-то разбитые бутылки… Как они здесь оказались?
“Потолок” достаточно высокий – можно стоять в полный рост. Однако дальнейшая дорога, очевидно, лежит сквозь трубообразный низкий коридор. Их три на выбор. На вид там метра полтора в диаметре.


фото Олега Ли (херра фон Заукена)

Пока я глазела на подземно-водное царство, Павел успел спуститься и закрыть за собой люк.
Солнечный свет перекрывается тяжелой крышкой. Эхо финального скрежета отражается от стен и затихает. Несколько мгновений, показавшихся вечностью, слышно лишь грохот машин на ближайшей дороге, шум воды и наше дыхание.
Свет фонариков не может сравниться с солнечным. Однако на ближайшие несколько часов с небом приходится распрощаться.
Олег рассказывает о прошлых визитах. Подземное эхо передразнивает его спокойный и уверенный голос. Я ожидала развернутого инструктажа по технике безопасности, однако достаточно основного правила – не наглотаться воды. Значит, надо делать то, что я умею лучше всего – молчать.
Олег возглавляет шествие, Паша замыкает. Пригнувшись, мы направляемся в правый коридор. Едва оказавшись там, я понимаю, что полусогнутое положение – на редкость некомфортная позиция. Судя по тому, что даже мощные фонари моих спутников не могут до конца рассеять темноту подземелья, проползти надо приличное расстояние.
Вода вяло течет, указывая путь. Впрочем, путь тут возможен только один – вперед.
Уровень серого ила увеличивается, приходится опуститься на колени и ползти на четвереньках. Руки в перчатках - правой держу фонарик, левой пытаюсь опираться для равновесия. Однако изголодавшийся ил препятствует каждому движению, силясь поглотить меня и вынуждая прижаться к левой стене, наклонившись еще ниже. В стенах есть узкие отверстия, размером с кирпич – крысиные переходы. Тонуть в иле, или дать крысам шанс искусать мой бок? Загадка про два стула преследует всю жизнь.



Шея напоминает о своем существовании ноющей болью. Каждый шаг сопровождается скрежетом каски о потолок и наросшие там мелкие сталактиты. В подземелье даже теплее, чем я ожидала – в куртке быстро становится жарко.
Внезапно Паша позади кричит:
- А я червяка нашел! Разноцветного!
Любопытство велит физическому дискомфорту заткнуться, я разворачиваюсь. Олег уточняет:
- Разноцветного?
- Он синий. С желтыми полосками.
Чувство самосохранения, которому в самом начале сей авантюры я вставила кляп, все-таки робко замечает, что разноцветные червяки обитают или в Австралии, или неподалеку от Чернобыля. И если подобное как-то оказалось в окрестностях Калининграда, то надо в чудо эволюции потыкать счетчиком Гейгера, вместо того, чтобы глазеть. К тому же в канализации наверняка несколько повышенный радиоактивный фон…
- Я взгляну! – Говорим мы с моим любопытством в унисон.
Паша разочаровывает:
- Он спрятался в иле. Сейчас я его достану…
Олега не интересуют разноцветные червяки:
- Оставьте вы в покое животину! Пусть ползет. Пошли дальше.
И мы ползем.
Следующей причиной моего удивления стала не фауна, но флора.
Из дыры в потолке торчит огромная белая змея. Так поначалу сказало плохое зрение. Однако на самом деле это корень дерева, нашедший путь к воде и питательным веществам. Мелкие отростки топорщатся в разные стороны, словно волоски на бороде почтенного старца. Это великолепие спускается в ил и тянется в нем еще несколько метров. Почтительно обходим «Мать корней» по правой стене, и чуть дальше видим илистый островок, на котором нашла себе приют мелкая растительность.
Наконец выдается шанс отдохнуть и поднять голову – делаем привал. Это помещение сильно напоминает точку старта, разве что воды меньше.



фото Олега Ли (херра фон Заукена)

Воды… Оказывается, я даже не представляла, насколько сильно хочу пить. По очереди прикладываемся к бутылке с питьевым запасом. Я упираюсь взглядом в люк над головой. Замечаю, что на стенах местами торчат грибы. Есть не хочется, а даже если бы и хотелось… Полагаю, после этих грибочков, родившихся в компании разноцветных червяков, можно и дракона здесь встретить, и носферату.
Паша вдруг делает серьезное лицо:
- Неподалеку ТЭЦ расположена. Иногда кипяток сливают. Два парня уже сварились…
- Восхитительно. - Отвечаю тоном леди из анекдота про институт благородных девиц.
Олег вмешивается в наш клуб любителей крипи-стори:
- Алиса, он тебя троллит. ТЭЦ вообще в другой стороне города. Если бы сюда сливали кипяток, крысиный вопрос был бы уже решен.
Затем Олег рассказывает о различиях немецкой и советской технологии строительства канализаций. Предлагает двигаться дальше. Наш путь пролегает в место, с интригующим названием “Крысиный рай”.
По дороге находим несколько любопытных артефактов. Например, карточку ныне несуществующего оператора и… Чью-то кость. Кость подбирать не стали.
Количество ила пугающе возрастает. Люблю себя на панической мысли о зыбучих песках и болотах. Боль с шеи отправилась в увлекательное путешествие по всему хребту. Моему тяжелому дыханию могут позавидовать люди, озвучивающие порно. Скрежет сталактитов о каску стал практически родным звуком…
Ощущая, как из товарища превращаюсь в обузу, прошу о привале. Идея была принята спокойно – все уже порядком вымотались. Где-то впереди слышно шум воды. Втягиваю носом воздух и ловлю аромат… коричневого цвета. Отвечая на мои мысли, Олег поясняет:
- Скоро выйдем к Крысиному Раю. Там рядом сливают отходы…
Голос в голове продолжает за моего спутника “…Из сортиров. То есть дерьмо.”
- Восхитительно.
Кажется, эта фраза станет моим девизом и символом этого похода.
Доползаем до крысиного общежития. Труба заканчивается новым помещением с высоким потолком. Откуда-то справа льется благоухающий поток, окатывающий нас брызгами. Далее вода становится темнее и к ней добавляется белая пена. Олег настоятельно рекомендует не попадать под струю из трубы – душ весьма неприятный и ароматный.
Пройдя чуть дальше, вижу большую кучу, полную нор. Крысиный Рай.


фото Олега Ли (херра фон Заукена)

Паша оборачивается, и замечает узкий проход рядом с тем коридором, из которого мы только что вылезли.
- Интересно, что там? Пойду разведаю.
- Не думаю, что разделяться – это хорошая иде…
Но он уже скрылся в отверстии. Олег решает рассказать мне немного о лысохвостой фауне.
- Они вообще-то не агрессивны. Крысу можно спугнуть светом фонаря, если направлять ей прямо в глаза. Но если что…
Он указывает на люк, к которому ведут нормальные ступени.
- …Лезь туда, и ни на что не обращай внимания. Не допрыгнут.
Гипнотизирую кучу. Если крысы и смотрят на меня в ответ, то они хорошо скрываются.
Паша возвращается, в нескольких словах описывает увиденное, и мы продолжаем путь.
Уровень ила вновь понижается, что облегчает дорогу. Однако ароматная белая пена по правой стороне намекает, что мы в…



Я наконец нашла плюсы в собственном низком росте и плохом зрении.
Вскоре наш путь преграждает кирпичная полуплотина. Олег говорит фирменным спокойным тоном:
- Я видел крысу.
Вглядываюсь в темноту, сканирую фонариком стены. Олег перелезает через ограждение. Собираюсь последовать за ним, и…
- Крыса!!!
Мой крик отражается от стен, укоризненно бьет по ушам меня же. Нет, крыс я совершенно не боюсь. Однако внезапность – подруга сердечных приступов.
Маленькое серое тельце быстро проскальзывает по правой стене, минует меня и Пашу, а затем скрывается в темноте. Перелезаю через плотину.
Уровень ила вновь повышается, а экскурсия по подземному Кенигсбергу превращается в испытание на прочность. Каска сбилась куда-то набок - за шиворот сыпется мелкая крошка отдираемых головой сталактитов. Левая рука, на которую я постоянно опираюсь, отзывается болью.
Вместе с илом повышается вода. Джинсы ощутимо намокли (нет, клаустрофобией не страдаю), а куртка и футболка планируют к ним присоединиться.
Будьте осторожны в своих желаниях! Буквально на днях я ныла, что на весь отпуск выпали лишь два дня, пригодных для купания…
Добираемся до очередного люка. С периодичностью в несколько секунд по нему проезжают машины, что сильно затрудняет диалог. Вдобавок чуть дальше грохочут трамваи, и этот автомобильный оркестр вынуждает орать друг на друга.
Олег хочет пройти еще дальше и отыскать новый выход. Количество ила и тенденция к его увеличению меня серьезно напрягают, но оставлять друга одного несколько подло. Я решаю, что моя слабость не должна стать помехой на общем пути…
…А перспектива наглотаться грязной воды и последующая поездка в больницу вместо аэропорта?
Проползя несколько метров, я практически намертво завязаю в иле, погружаюсь в воду по грудь и начинаю отчаянно цепляться за стены.
Инстинкт самосохранения набивает “воинской” гордости здоровенный фингал, и я сдаюсь:
- Я не могу идти дальше.
Сверху проезжает трамвай, слова теряются в его грохоте. Отчаяние топит не хуже воды.
- Я не могу идти дальше!
Олег вздыхает, оборачивается. С пониманием оценивает уровень моего погрязания в иле:
- Хорошо, возвращайтесь. Встретимся снаружи. Без гидрокостюма тут действительно нечего делать.
Вместе с Пашей возвращаемся к небольшому люку. Некоторое время пытаемся разобрать слова Олега, которые искажает эхо и глушат трамваи. Я начинаю всерьез переживать за него, однако удается понять фразу “…В порядке!”
Минуем плотину, дом крыс, коричневый водопад. Делаем небольшой привал у нужного люка, прислушиваемся... Грохота машин нет. Видимо, сверху тротуар и можно вылезать. Паша лезет к люку, просит помочь светом фонарика. После недолгих усилий с его стороны, слышится скрежет и от воды отражаются солнечные лучи.
Сегодня облачно, но солнце нашло возможность попрощаться с нами при спуске, и поприветствовать по возвращении на поверхность. В его свете видно огромное количество пыли и мелких частиц – этим и приходилось дышать.
Паша помогает мне выбраться. Вовремя поданная джентельменская рука крайне важна! Как при выходе из автобуса, так и при выползании из канализации.
Чувствую себя героем фильма «Миллионер из трущоб».



Полной грудью вдыхаю свежий воздух. Смотрю на светлый, солнечный мир. Какое же это счастье – ходить с прямой спиной!
Неподалеку располагается автобусная остановка. Как раз под убежищем крыс…
От нас шарахается велосипедист. Закрываем за собой люк (я стараюсь помочь Паше хотя бы морально) и решаем отойти подальше от дороги - давать интервью сотрудникам полиции не очень хочется. Однако стоило нам отойти за деревья, как рядом с люком материализовался Олег. Мы трое в скорейшем темпе отправились обратно в офис.



Затем был душ, уничтожение мною питьевой воды и смена благоухающей одежды. Вонючие джинсы с футболкой летели пакетиком в ручной клади - сдать в багаж не вышло.
Завершение отпуска незабываемо.

Tags: alice, fist aid, Калининград, авторы, фото, ёж-птица гордая
Subscribe

Posts from This Journal “Калининград” Tag

  • Фух!

    Весь пушистый и цветастый калейдоскоп эмоций - от унитаза перед ноутом до ора с треском стёкол))) Марадоновская "рука бога" в исполнении Леши…

  • След

    Пройдут века: повыведутся люди, Помрут иуды, яд свой не допив. Уставясь в небо, старый жилмассив Подобен станет бесполезной груде. Осколок камня…

  • С возвращением в строй, БЕС!

    3 января 2017 года Airbus A321-211 авиакомпании «Аэрофлот», следовавший рейсом SU1008 Москва (Шереметьево) – Калининград (Храброво), при посадке…

  • Кошачьи новости

    На фото наша Багира, царевна с добрыми глазами и к сожалению вирусом иммунодефицита кошек. Она осталась последней, кто не пристроен: сегодня…

  • Котострофы в Зеленограде и Кенигсберге

    Текст Натальи Журавлевой Многие здесь знают Вивьену Кошкину! Сегодня ночью сгорела её квартира, в которой помимо неё, находилось колоссальное…

  • Заукенхоф: грустная сказка продолжается

    С нашей помощью Олег купил имение фон Заукенов за 1 миллион рублей. Точнее всё, что осталось. Калининградское телевидение сняло о нём сюжет.

  • Кот

    Этой осенью природа сделала тебе еще один подарок - второе лето в сентябре. Нечасто увидишь +25 в твоё 25-е сентября. Ты уже практически как…

  • DER PREUSSISCHE FLUG: Königsberg Boote

    В предпоследний день нашего путешествия, наслушавшись балалаек с органом у могилы Канта, вдоволь надышавшись морским воздухом, позагорав на Косе и…

  • DER PREUSSISCHE FLUG: KRANZER MURARIUM (Мурариум в Зеленоградске)

    Последним городом, о котором мы расскажем вам в рамках пройсише флюга, будет Кранц aka Зеленоградск. Все оставшиеся посты будут про…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments