Доктор-авиапсихиатр (cal_len) wrote,
Доктор-авиапсихиатр
cal_len

Пересекающий



В этот предгрозовой день у диспетчерского пульта шереметьевского филиала московского центра управления воздушным движением за Шереметьево-Круг отвечали двое: молодой Леонид и его лысоватый сменщик. Об опыте последнего говорили потёртые штаны и странно прищуренный правый глаз. Свинцовая задница – так звали его коллеги. Приходящие стажёры уже и не запоминали имени, только прозвище.
В кармане парня завибрировал телефон. Лёня точно помнил, что при входе на службу отключил его. В голове пронеслись не лучшие предчувствия. «Чёрт, наверное вместо выключения поставил на беззвук!... – Свинец, подстрахуй, я мигом!».
Лысоватый сел за круглый дисплей локатора. Леонид вывалился в коридор и увидел самсунг, давящийся фразой «Неизвестный номер». Он дал бы фору любому другу одиноких и независимых женщин в плане конвульсий виброгенератора.
- Алло. Только быстро!
- Леонид, - мрачно начал Смерть, - в твоём секторе проблемы. Кармический узел пятого уровня.
- Да, доктор, здравствуйте… (чёрт! Мать его раз так, не подвело чутьё, мать, мать!...)
- Я позвонил тебе на выключенный телефон только поэтому. Высшим Следящим не нужны GSM и даже электричество, ты знаешь.
- Доктор Смерть, какова цена? Сколько жизней нужно для установления равновесия?
- Машина еще считает. У тебя четверть часа.
Смерть повесил трубку. Телефон изобразил севшую батарею и вырубился. Диспетчер в том и этом мирах, Леонид бегом бросился к локатору. Вот же, вот они! Курсы двух самолётов пересекаются под острым углом у самого Шереметьево, перед Сходней! Подсознание нарисовало чудовищную картину, как из распоротых фюзеляжей на дачные домики и новые кварталы Химок с Зеленоградом будут сыпаться люди.
Свинцовый зад прилип к экрану и звал раз за разом безмолвствующий Фалкон, по прямой приближающийся к аэропорту с запада. Его экипаж снижался на автопилоте, запросив начало снижения еще в районе Шаховской, и кажется не обращал внимания на переговоры Круга с другими бортами. С юго-запада в обход Москвы по вытянутому эллипсу ему наперерез стремился "суперджет" Аэрофлота из Самары, рейс 1209. Самолёт был битком набит школьниками, летевшими на какие-то статусные соревнования в Москву.
Леонид отшвырнул сменщика и возопил по-русски: 1209! Вам под два часа пересекающий, прекратите снижение, набирайте эшелон один два ноль, правая орбита на Челобитьево, правая орбита…
Командир суперджета услышал голос Леонида и сигнал системы предупреждения об опасном сближении почти одновременно. «Inbound traffic! Collision Alert! Inbound Traffic!» - заливалась металлическая леди справа от сайдстика. Командир задатчиком автопилота попытался выставить высоту 10000 футов. Самолёт не слушался. Ни один режим не позволял прекратить снижение – ни вертикальная скорость, ни высота, ни тангаж.
В кармане Леонида завибрировал телефон, когда между самолетами оставалось около 15 километров. Разумеется, ему было не до звонков… но это не мог быть никто другой!
Движение руки, графический пароль, …сообщение: "Одна жизнь." Номер не определен.
- Аэрофлот 1209, ответьте Шереметьево-Круг!! – кто же, кто?! – неслось в голове Леонида.
В это время внизу, в пятистах метрах от предполагаемого места столкновения, которое пока видели два человека на локаторе, полтора экипажа и один Смерть, к платформе Новоподрезково приближалась электричка из Крюково. Набитая опоздантами-пятидневщиками, она пропускала большинство остановок и торопилась через Химки в Москву, будучи последней перед большим перерывом. Наперерез ей из кустов выбежала девушка в платье. Подол её платья зацепился за штырь и она кубарем полетела на доски пешеходного настила. Отчаянный свист кукушки из Торжка был бессилен что-либо изменить. На скорости 125 километров в час она ударила девушку и начала тормозить.
В эту же секунду командир выключил отказавший автопилот и рванул сайдстик "суперджета" на себя.
В трехстах метрах друг от друга они разошлись с Фалконом.
Первым пролетел француз, от его спутного следа самарский рейс ощутимо тряхнуло. Это все, что почувствовали пассажиры. Некоторые заметили удаляющийся белый самолет под ними справа.
Леонид обессиленно рухнул на пульт. Карман снова завибрировал. Доктор спешил сообщить стажеру, что баланс снова соблюден. Небо не упадет на землю и земля не возвысится до неба.
А Свинцовая Задница за своим монитором еще не знал, что дочери у него больше нет.
Tags: АВИАЦИЯ, проза
Subscribe

  • А между тем уж 25... и в новой ливрее я даже в кабине не сидел еще.

    Этот пост был опубликован 5 лет назад!

  • Волокно

    Сжатое волокно сверху - Это означает плюс на эпюре. Так, едва оперенному стерху, Вдолбили на технокультуре. А что же за волокно такое, Что сможет…

  • Спарка

    У меня к тебе нечто странное - это когда в крайней точке, в полупетле Замирает ручка отчаянно, ждет, надеется, чтоб рванули ее на себя. Что-то…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments