Доктор-авиапсихиатр (cal_len) wrote,
Доктор-авиапсихиатр
cal_len

Раскапывая старые архивы



- Привет, Валера!
- Здорово, Михалыч.
- Чего грустный такой?
- Да так. Как все.
- Ясно. Пошли к шефу, утвердим задания. А то опять скажет, все не так, все не то+
Обычный диалог. Валерий привык к ним - в испытательной работе веселого мало, а много как раз рутинного
и бестолкового. Бывает, еще и опасное к ним примешивается. Наверно, здорово быть для всех "своим мужиком"
, таким - "в доску своим", с которым и выпить, и поговорить. Жаль только, что не всегда получается -
иногда имеешь своё мнение, и по вполне принципиальным вопросам. Исторически сложилось, что в ЛИИ,
да и вообще у нас в стране - действует железный принцип, "я-начальник, ты-дурак". Можно сколько
хочешь доказывать, твердить очевидные вещи - воз-то, и ныне там будет.


Валера.
Он из тех, кому "уже пора", от кого ждут. А он все второй и второй, никак не выходит стать первым.
В работе - на все испытания его ставят вторым пилотом, а командование отдают известным летчикам-
испытателям. Проверенным, зарекомендовавшим себя. Как будто он, прошедший огни и воды в ЛИИ, - не
"зарекомендовавший" и не надежный. У каждого человека, будь он хоть чуть тщеславен по своей натуре,
а уж тем более у лётчика, тщеславного по определению, первого после Бога на воздушном корабле - есть
гордость. Желание быть первым. Вроде и не хочешь подниматься, но время идёт, и тебя должны заметить,
поднять, доверить. А не выходит. Да чёрт его знает, почему - не выходит, и всё. Недавно поставили
командиром на испытаниях водородной "Тушки". Есть такой проект - Ту-155. Вместо керосина - жидкий
водород. Всё бы прекрасно, только всю дорогу молишься Ему - как бы не рвануло+ Полетали. Налетали
пять отказов, один раз садились на честном слове, хорошо еще погода не подвела, там полосу и слепой бы
увидел. В общем, наперекосяк как-то.
Наперекосяк дела и у страны. Казалось бы, вчера выбрались из талонов на водку, очередей за хлебом и
мясом по 12 часов, расстрелов парламента - а дети почему-то всё продолжают просить есть, и жалованье
почему-то не прибавляется. Страна наша замечательная. Огромная. ОГРОМНАЯ. Вот только с государством
не повезло. Не нужны ему испытатели, врачи, ученые, учителя в школе. Ему почему-то нужны только те,
кто на нефтяной скважине сидит, или в банке облапошивает клиентов и их поручителей. Это трудно сказать,
почему - только ведь наш герой, Валера - он другого и не видел. Ни при Брежневе, ни позже.
Сегодня полет необычный. Летим в "зону", с ведущим. Ведущего нужно фотографировать, да не просто так,
а тепловизионной камерой - начальство поставило задачу зафиксировать картину обтекания крыла при новой
полетной конфигурации. Пробовали это несколько раз, да только расстояния между самолетами не хватало,
все получалось нечетко на снимках. Валера, повинуясь характеру - все спорил, мол что за бред, или надо
камеры с другим разрешением, или к чертям собачьим эти опыты. СТОЛКНЕМСЯ ведь!+ Но у начальника было
своё мнение, ведь он думал о выполнении плана, программы летных испытаний, которая для него была как
библия. Закон "божий", от которого зависят репутация и годовая премия. Размер тринадцатой зарплаты.
Летний отдых семьи в Сочи. Норковая шуба для любовницы Нади. Да много чего еще.
Взлетели. Облачность разорванная, низкая. Погода вроде не подвела, четко видно ведущего. Набираем -
400, 800, 1200. На высоте трех километров ведущий начинает изменение геометрии крыла - красивые вихри
срываются с законцовок, генерируя тряску ведомого, и заставляя вспомнить о хрупкости великого и
непостижимого, несмотря на законы аэродинамики, театрального действа по имени "ПОЛЁТ". Валера подходит
ближе, ближе - пока порог чувствительности камер не будет преодолен. Яркими красными пятнами видны
двигатели ведущего. На минуту оператор представляет себе, какими стали бы эти смазанные пятна на форсаже,
включи его ведущий. Искрасна-белыми, наверное.
Валера медленно отклоняет штурвал, всё "на руках". Столько раз он точно подводил свой самолет в нужное
положение относительно объекта наблюдения, что кажется, нет никаких девятисот километров в час,
всё как на знакомой "Волге", когда паркуешься во дворе, в Жуковском. По метру подбираешься к ведущему,
пока оператор не скажет "Хорош!". Вот только, всё не говорит никак. Видать, смазанная картинка.
Подходя к ведущему самолету снизу, нужно четко чувствовать габариты своего самолета. Действительно,
как при парковке на автомобиле, только все стремительнее и опаснее, скорости другие. Валера не
волновался, он просто плавно выбирал штурвал на себя. По миллиметру. Удара не почувствовал. Просто в
какой-то момент руль высоты его самолета ударился о фюзеляж бомбардировщика, сломался и оторвался от
стабилизатора. Нос резко ушел вниз. Валера потянул штурвал, что есть силы на себя, но ничего не
изменилось. Страшная, мокрыми ладонями и колким холодом впаявшаяся в сердце мысль - киля с органами
управления больше нет+..
За стеклами пилотской кабины, разорванная облачность. В наушниках радиста один треск и шум, докладывать
земле что-либо при таких помехах, глупо. Сейчас нужно как-то выровнять самолет+ но как? Что с ведущим?
Он ушел в облака, почувствовав удар. Может быть, он тоже падает! В голове Валеры мелькнула мысль, и
с ней пришли лица его друзей, тех, что в экипаже ведущего. Справятся ли они? Должны справиться, ОБЯЗАНЫ.
Двигателям малый газ. Всего несколько секунд. Сколько их, навсегда потерянных в "зоне" - тех,
кто не дотянул до аэродрома в испытательном полете. Когда "тушка" вывалилась из облаков над прелым
осенним леском, Валера и его молодой правак Женька перекрестились. А может все-таки, на брюхо?+
Равняй тангаж! Приборная не падает! На себя!+++.
Прошло два года. В огромной аудитории, в одном из корпусов летно-испытательного института,
собрались уважаемые ученые, летчики-практики, теоретики. Сегодня они слушали предзащиту диссертации
одного ведущего специалиста, на тему "Тепловизионных методов контроля". В ней была значительная
экспериментальная часть. После короткого доклада все радостно поздравляли диссертанта с несомненным
успехом, особенно приглашенные из сторонних организаций+ Только один седой, с выступившими венами
вокруг лба человек, сидел молча, выглядел грустным и подавленным.
Отец Валеры слишком хорошо знал цену этой блестящей докторской диссертации.
Tags: АВИАЦИЯ, Ту-134, катастрофа, память, проза
Subscribe

  • Мир открыт

    Говорят: очень больно и нужно зализывать раны, Упиваясь дождем, растворять отраженье в реке. Пережил эту зиму с метелями, лихо и рьяно, Загонял…

  • Письмо к любимой

    Здравствуй, Мидори. Я устроился в Токио хорошо, У меня высокий этаж, окна на разные стороны и цветы На окнах. Я вышел из шинкансэна, пережил твой…

  • Послание

    Отправь послание Вселенной: Возьми фонарик и отправь. Я дочитал до оглавленья, Добрался до обложки вплавь. А значит, нашей новой книгой Из…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments