Доктор-авиапсихиатр (cal_len) wrote,
Доктор-авиапсихиатр
cal_len

Categories:

Электронный голос

Ночной лес, еще скованный последним легким морозцем, уже во всю готовился поутру сбросить снежную шубу,
очнуться от непривычно суровой для здешних мест зимы. В воздухе пахло туманом и талым снегом, а кроме них -
керосином от взлетающих и садящихся самолетов. За день их над ним пронеслась не одна сотня.
---
Прежде чем рассказать о событиях этой уже не зимней, но еще и не весенней ночи, представим читателю
главного героя нашего повествования. Он появился на свет в смутное время, когда повсюду гремел шлягер
"Я его слепила из того, что было". Так и получалось - лепили из того, что было, а потом на этом и летали..
А в большей степени, летали на огромном запасе навсегда ушедшей эпохи, в которой у нашей страны была СВОЯ
авиация, свое самолетостроение, и еще много чего своего. Наш герой, как и многие его соотечественники, за
лихие 90-е и ритмичные 2000-е успел побывать витязем в разных шкурах - и регулярным столичным бизнесменом
в строгом деловом костюме, и ничем не примечательным провинциалом в серой одежке, и сотрудником чартерной
авиакомпании в яркой пляжной рубашке.




Судьбою ему был уготован дар взирать на все свыше, прежде чем очутиться на земле среди этого.
Одинаково ясным взором глаз своего экипажа из кокпита, смотрел он и на жаркие пески далеких южных стран,
и на иссиня-бескрайние закатные просторы степей и равнин, и на сибирские сопки, ощетинившиеся хвоей
и растопыренными лапами сосен и кедров.
Он был самолетом, в который вложили душу.
Маниту. И эта душа защищала тех, чьи жизни зависели от нее.
Однажды, когда экипаж допустил ошибку в расчетах с заправкой, неприхотливый трудяга, скребя брюхом
пресловутые метеоминимумы всех запасных, помог людям добраться домой. В глиссаде встали двигатели,
но он не упал, допланировал, довез домой счастливцев-сибиряков и экипаж.
---
В эту ночь наш герой был очень утомлен, как и летевший на нем экипаж. Накануне борт вернулся с отказом,
перегорел провод в системе обогрева стекол. Летчиков заменили. Трудягу Туполя - нет. Мелкий ремонт, и
снова - пробивать носом кучевые облака.
За долгие годы смены раскрасок и авиакомпаний обшарпалась первоначальная нарядность. Истрепались кресла
салона, иногда наш герой казался сам себе седовласым старцем, хотя по ресурсу часов налета и посадок
он был просто в зрелом возрасте.
- Домодедово подход, я 64011, докладываю снижение Ларионово пять тысяч, запрашиваю векторение к 14 левой.
Голос командира звучал четко и уверенно. Второй позевывал. Вспоминалась реклама - "а мужики-то и не знали!"
Сидящие в кабине не представляли, с чем ждет их жаждущий весны лес. И главное - что машина, подобно
верному псу, внимательно слушает все реплики в кабине...
А лес ждал туманом. Молочно-белым.
Других самолетов в зоне почти не было, и рейс из Египта, описав полуокружность вокруг аэропорта, пошел
на посадку.
---
В природе все взаимосвязано. Все, имеющее душу, общается между собой по невидимым информационным
каналам. Наш герой напрягся от волнения, потому что не чувствовал под собой земли. Осторожно оступаясь
лапами выпушенных шасси в вязком воздухе, он чуял неладное.
Вот сейчас, вот она мысль! Обращаясь к капитану, он просил посмотреть в глаза. В мерцающий навигационный
дисплей. И идти на запасной в Пулково...
Людям свойственно думать, что самолеты не умеют разговаривать. Пока наш герой пытался подать знак,
что красивая посадка на сегодня не суждена, что в молоке не видно ничего, даже пылающих огней
домодедовской трассы, экипаж довернул вправо, и вместо 14 левой пошел на 14 правую.
В электронной голове нашего героя пронеслось - что же вы делаете, ребята...
Высота уменьшалась. 200 метров, 160, 120... внизу по прежнему гулкое НИЧЕГО. И лес с растопыренными ветками.
Вот-вот должны проступить огни приближения, но их нет. Значит, под глиссаду, ниже...
- Кабинному экипажу занять места, приготовится к посадке. Голос командира дрожал. Отчетливо и явно.
---
Когда прямо из облаков наш герой вошел в верхушки березового леса, он думал всеми своими микросхемами
только об одном. О том, чтобы снова защитить людей. Да, безумие садиться в такой туман и облачность!!
Но люди должны жить. Их нужно простить... Хотя бы за то, что однажды они подарили ему жизнь.
Ломая стволы и ветки, наш герой совершал свою последнюю "посадку". На его навсегда погасших электронных
глазах уже очень скоро найдут истекающих кровью командира и правого. Их ждет больница. И еще очень много
чего другого. А душа нашего героя останется в этом лесу, и будет кричать с земли крылатым собратьям
о ловушках тумана. Чтобы никто из них не повторил случившегося с ним.
Обломки уберут, а несломленная душа, спасшая и на этот раз восемь жизней, останется. Навсегда.
Придите в этот лес, и вы сможете услышать ее. То ли трелью птиц, то ли отзвуком сирены предупреждения
о близости земли.
Tags: АВИАЦИЯ, проза
Subscribe

  • Письмо к любимой

    Здравствуй, Мидори. Я устроился в Токио хорошо, У меня высокий этаж, окна на разные стороны и цветы На окнах. Я вышел из шинкансэна, пережил твой…

  • Послание

    Отправь послание Вселенной: Возьми фонарик и отправь. Я дочитал до оглавленья, Добрался до обложки вплавь. А значит, нашей новой книгой Из…

  • Мирные баррикады

    Что ж, всё будет просто: сразу в купель, на погибель! Мирные баррикады строят из сотен спин. Надо бы ненавидеть, записать хоть кого во враги бы, В…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments

  • Письмо к любимой

    Здравствуй, Мидори. Я устроился в Токио хорошо, У меня высокий этаж, окна на разные стороны и цветы На окнах. Я вышел из шинкансэна, пережил твой…

  • Послание

    Отправь послание Вселенной: Возьми фонарик и отправь. Я дочитал до оглавленья, Добрался до обложки вплавь. А значит, нашей новой книгой Из…

  • Мирные баррикады

    Что ж, всё будет просто: сразу в купель, на погибель! Мирные баррикады строят из сотен спин. Надо бы ненавидеть, записать хоть кого во враги бы, В…