January 15th, 2016

ЭС2Г

Кувшин



Гулкая пустота
крадется церковной мышью внутри
уже не беременного живота.
Господи! Инквизиторы заливают мне рот оловом
и кричат "Глотай"
И судьба проста.

Происходят во мне все прожитые мной города,
Отрываясь от взлёток тяжелым "джамбо" с грузом тоски.
На палитре - смешение сперм, на холсте мазки
Но по центру белая плешь - невозможность себя предать.

Гулкая пустота...
Гулкая пустота...
Губки твои, уста
Где ты - любимая женщина, а я - тот, кто устал
И слишком для этих касаний
стар.

Похоронная тризна, а может призыв на войну.
Я не пойду, сгину ведь. Ну его, ну!
Мне бы к замерзшим птицам в стаю пером примкнуть
И покинуть страну.

Чересполосица.
Носится голос душевнобольной,
В греческом древнем кувшине:
"Я ведь была тебе верной женой. Самой верной женой...
Разреши мне?..."