November 21st, 2015

ЭС2Г

Апокатриптих



После срабатывания разделившейся головной части
На земле оставалось их трое:
девочка-лицеистка, старый хромой профессор и его друг-скороход.
Они играли в козла, сочиняли верлибры, велись на приколы и троллинг
И почему-то упорно не думали о плохом.

В твиттерах-ежедневниках, что растут, как грибок на стенах,
Последнее фото - гриб на взъерошенном небе.
У нашей троицы нет инстаграмов (только двести в бутылке).
До них дойдет постепенно,
Что нет привычного смога, бензина и аромата "Шанели".

Сейчас им другое важно: скороход бьет по три карты,
Обыгрывает и смеется, (их колода истёрта, стаканы полны до верха).
Что ему Шостакович? Каждая партия у него - токката,
На синкопы ходов намылена каденция громкого смеха.

Среди недописанных книг кричится: "Покайтесь и верьте!".
Где-то командует Кэмерон: "Камера! Свет! Мотор!".
Боги снимают кино на опустевшем провальном проекте.
А трое глядят сквозь облачность на рассыпавшийся метеор.