October 4th, 2014

Krukovo

Помнить, чтобы не повторить никогда



4 октября 1993.
11-летний мальчик у телевизора смотрит в прямом эфире, как по его матери и сестре, а также конституционному строю, который они пришли поддержать, стреляют танки Т-80 с набережной. Сюрреалистическая картина, после которой детский мир перестал быть детским. Мои родичи благополучно вышли из окружения. Крематории и морги были переполнены неучтенными жертвами столкновений, о чем потом нашлись записи. Официально говорили о 140 погибших, на деле - около трёх тысяч. Прежде чем выйти на разного рода Майданы, вспомните эту картинку. И останьтесь дома.

Стихи Геллы Самойленко

Твоя женщина лучше войны.
Ты и Тот, что с другой стороны:
оставайся дома, не заставляй тебя хоронить.
Ты и Тот, что с другой стороны:
оставайся дома, твой президент идиот, и черт с ним.

Вот черта, за которую, хоть удавись, но ни-ни.
Не переступи.
Из-за каждого отконвоированного мы не спим.

Твоя женщина лучше войны, и это закон,
Любой трибунал лучше твоих похорон.
Парень, иди домой, и бог с тобой.
Все остальное - вон.

Вот черта, которая не черта, а обрыв.
В землю с корнем врастай, пусть корчуют, итог един.
Мне тот мальчик с калашниковым тоже сын,
и я лучше сожру его патронаш, чем позволю ему остыть.

Твоя суженая бросит держать женский заградотряд,
ей не нужно живьем принимать огонь,
если она может обнять тебя,
на все прочее ей наплевать,
будь ты хоть трижды проклят и виноват,
ей ты нужен живой.

Твоя родина - это женский живот,
пропаганда всегда врала и сейчас врёт,
ты родился из лона,
а все остальное - внушённое и не твоё.
Просто останься дома,
и это всё.

Пусть короли захлебнутся своим же злом,
треснут, издохнут, вымрут как рецессив,
из любимых тебя умирать никто не просил,
истина кроется в элементарно простом:

ты победил, только если не слег костьми.
Trans Alfa

У неба



У неба отошли воды, оно рожает ноябрь.
В серой и тусклой ауре полумертвого леса.
Я вынес бы с поля боя, отмыл, окропил, освятил,
обозвал невестой
Но нет противоядия от нытья.

Я на пяльцах, как рукоделица, зашивал бы дырочки
Задарма, за поклон, за околицу, где родимые темно-карие...
Да только постриг мой странный осенно-хвойно-иночий
Несовместим с придонными тварями.

И в реку ледяную не войти, не испить парного с колодезной.
Выцветаешь, как у Сонаты Арктики - everything fades to gray.
Смотришь из-под ресниц в танковые прорези
И врешь о добре.

У неба закончились повести. Осадков отныне не будет,
Леса украинским флагом под синею плащаницей.
Эх вы, человечки-людишки... Прошу, перестаньте сниться!
Родные когда-то люди.

В ответ - кумач на бинтах, очертя голову - в голубое
За золото поднебесное, Клочковым-политруком.
В сердце запущенный таймер от водородной бомбы
Но мне легко.